Сборник: И.А. Бунин и его время: контексты судьбы — история творчества
DOI: https://doi.org/10.22455/AB-978-5-9208-0675-8-924-933
Год выпуска: 2021

PDF

Анисимов К.В. Заметка к давней теме: Л.Н. Толстой в сознании И.А. Бунина — автора «Храма Солнца» // И.А. Бунин и его время: контексты судьбы — история творчества / отв. ред.-сост. Т.М. Двинятина, С.Н. Морозов; ред. А.В. Бакунцев, Е.Р. Пономарев. М.: ИМЛИ РАН, 2021. С. 924–933. (Академический Бунин; 3). https://doi.org/10.22455/AB-978-5-9208-0675-8-924-933
Автор: Анисимов К.В.

Об авторе:

Кирилл Владиславович Анисимов — доктор филологических наук, доцент, заведующий кафедрой журналистики и литературоведения, Институт филологии и языковой коммуникации Сибирского федерального университета, Свободный пр-т, д. 82 а, 660041 г. Красноярск, Россия.

ORCID ID: https://orcid.org/0000-0002-6543-397X

E-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript. 

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) в рамках научного проекта № 20-012-41004 «И.А. Бунин и Палестина»

Аннотация:

В статье детализируется толстовское влияние на Бунина-создателя «путевых поэм» «Храм Солнца». Теоретическая сложность сформулированной задачи заключается в том, что Толстой никогда не писал травелогов даже приблизительно похожих на бунинское литературное путешествие. Руководимый «антиромантической» установкой, Толстой-автор кавказских повестей был в высшей степени далек от проблем древних религий, исторической архаики, ощущения потерянности современного человека пред ликом вечности и т. д. — т. е. всего, что в первую очередь увлекало писателя XX века, творившего уже в эпоху модернизма. Сходство, однако, имеется, и отыскивается оно в приемах письма, обращенных к весьма значимым для обоих художников образам животных. Их телесный состав описывается Буниным как принципиально коллажный и разнородный («кошачья змея», «лошадиные» ноги страусов и т. д.). В качестве параллели приводятся примеры из толстовского образного «словаря», продуктивно использованного в повести «Казаки», где типичные для романиста «люди природы» описываются как принципиальные этнографические гибриды, а риторика текста предполагает акцент на проблематическом единстве человека и животного. Делается вывод об объединяющей обоих художников стратегии описания бессмертного Всего, некой «общей» живой материи, расположенной по ту сторону «отдельности» как зоологического таксона, так и человеческого индивидуума.

Ключевые слова: И.А. Бунин, «Тень Птицы», «Храм Солнца», Л.Н. Толстой, «Казаки», литература путешествий, образы животных.